История
 
 
 

Мой Петербург, 2017 год.

 
Дата последнего обновления   19.10.2017

Главная   История   Лепота   Досуг   Личности   Фото    Быт

 
 
 
 

Маньчжурия - яблоко раздора

 

 

 

Обещание российского правительства вывести войска из Маньчжурии, как только там прекратиться народное антиколониальное движение ставят в заслугу Витте, якобы он не хотел войны и соответственно поражением «ястребов» вроде Куропаткина, который неохотно соглашался на вывод войск особенно из северной Маньчжурии и настаивал на присоединении северной Маньчжурии к России по стратегическим соображениям. Надо, заметить, что реального значения имеющееся разногласие не имело в последующей политике на Дальнем Востоке. Потому что набросившиеся на Китай европейские и неевропейские державы стали ссориться между собой из-за дележа добычи, и никто уже не был в состоянии предсказать, к чему приведут эти ссоры.

 

Ввод войск в Манчжурию дорого стоил России и в плане людских потерь и плане денежных затрат. Из 250 млн. рублей, что числились в свободной наличности на 1 января 1900 года, не осталось ничего. Хотя после подавления народно-освободительного движения в Китае страны колонизаторы имели наглость потребовать от Китая денежной компенсации понесенных расходов, в числе которых была и Россия, реальных денег с Китая она не получила. Из 500 млн. рублей, которые Китай обязался уплатить хищникам в возмещение убытков 500 млн. рублей, на долю России приходилось 184 млн. рублей, но эта сумма была рассрочена на длительный срок, а уплаты поступали в последствии неаккуратно. Витте пришлось искать займы, чтобы, не медля, покрыть военные издержки, и этот вид его деятельности становился определяющим.
Витте был полностью за то чтобы вывести войска из Маньчжурии, но лишь по той причине, что они ему не подчинялись. Военные начальники хозяйничали в его вотчине, не сообразуясь, с личным мнением министра финансов и интересами корпоратива (Общества КВЖД и Русско-Китайского банка). Интересы которого, опять же, по мнению Витте, должна была охранять регулярная армия и продвигать российская дипломатия. Отстаивая в правительстве вывод войск из Маньчжурии, Витте отдавал себе отчет в необходимости охраны военной силой имущества и привилегий корпоратива. Но этим, полагал он, должна была заниматься «охранная стража», которую Витте, в качестве ее «шефа», готов был сколько угодно увеличивать численно и качественно. На что Куропаткин сказал: «мы, в сущности, будем уводить одни войска, но заменять их другими... а для Европы, Америки и Японии дело не в замазывании и не в форме, для них, несомненно лишь одно: полной передачи Маньчжурии Китаю мы не хотим делать, ибо оставляем железные дороги в наших руках, а на этих железных дорогах будем иметь довольно много русского войска». Однако у Витте были свои соображения по поводу возникновения войн, согласно его соображением, его деятельность как руководителя корпоратива не попадали в разряд провоцирующих эту самую войну, на том основании, что он ее не хотел. Опять же не хотел он войны, не в силу пацифистских взглядов вообще, а в силу того, что основной вероятный противник на Дальневосточном театре военных действий – Япония находилась в лучших военно-политических условиях, чем Россия.
 

Между тем и заграница, изображая лицемерное возмущение, требовала вывода российских войск из Маньчжурии. Япония заявляла, что она не вступит с Россией ни в какие соглашения, пока та не выведет свои войска из Маньчжурии. И таким образом, требования Витте и заграницы удивительно точно совпадали.
 

Соглашаясь освободить Маньчжурию, Петербург предлагал Пекину заключить договор о выводе войск на следующих условиях:
 

• отказа Китая от предоставления иностранцам каких-либо концессий (железнодорожных и вообще промышленных) в Маньчжурии, Монголии и во всех пограничных с Россией провинциях Западного Китая;
 

• согласия Китая на уплату убытков войны посредством предоставления «новых концессий» обществу КВЖД, которые и имели быть предметом особого соглашения с обществом;
 

• предоставления ему концессии на постройку железной дороги от КВЖД к Пекину;
 

• вывода китайских войск из Маньчжурии впредь до полного окончания постройки КВЖД и ограничения их числа после этого срока по соглашению с Россией;
 

• смены любых местных властей в Маньчжурии по первому требованию русского правительства.
 

Текст «условий» стал известен державам вторжения (Англия, Япония, САСШ, Германия и Италия) и те выступили против Империи на дипломатическом фронте, внеся протест Китаю против подписания договора о выводе российских войск из Маньчжурии. Китай, ссылаясь на эти протесты, отказался подписывать такой договор (11 марта 1901 год).

Осложнение на этом не окончились – Япония обещала «при всех случаях» «оказать Китаю содействие добиться своевременного очищения Маньчжурии от русских войск».
В своих резких дипломатических демаршах японцы опирались на стоящих за их спиной англичан и немцев. Представители Японии, Германии и Англии приступили к обсуждению вопроса об образовании совместно союза против Империи.
 

Российская имперская дипломатия ничего не предпринимала для устранения нарастающего дипломатического конфликта, выжидала дальнейшего хода событий. Бездеятельность российской дипломатии усугубляло военно-политическую ситуацию в этом регионе. Российской империи грозила изоляция и конфронтация против объединенного дипломатического фронта европейских стран.
 

Япония заканчивала перевооружение армии к концу 1901 года, что грозило войной. Эта восточная страна не была заинтересована в успешном проведении переговоров с Российской Империей, потому что твердо была ориентированна на войну. И уже месяц не могла определиться с местом проведения переговоров, когда англичане настоятельно посоветовали ей начать переговоры с Россией в Токио, японцы согласились на Токио.
 

Для Витте настали трудные времена. «Время экономическое переживаем мы, — писал он министру внутренних дел Сипягину, — дурное... много крахов, а тут еще неурожай. На эту тему государю внушают, что, мол, нужно в корне переменить политику финансовую, — что вот, мол, результаты моей политики. А как переменить, конечно, не знают». Кризис в экономике страны Витте не беспокоил, он считал это явление временным, что кризис пройдет, и наступят вновь благоприятное время. Его беспокоило, то, что Николай-император охладел к нему и не выслушивает его советов и предложений. Причину перемены в настроении Царя к нему он видел в происках своих противников – «безобразовцев».

 

Конкуренцию влиянию на Николая Второго сторонникам Витте и самому министру финансов серди придворных составляла так называемая клика Безобразова, в которую входили известные придворные вельможи. С этой группировкой связаны остросюжетные события, якобы была важной причиной войны Японии с Российской империей.
 

В основе тех событий находилась история концессии на эксплуатацию лесов по берегам реки Ялу. В 1898 году владивостокский купец Бринер получил от корейского правительства концессию на основание "Корейской Лесной Компании" для эксплуатации лесных богатств по реке Ялу на очень выгодных для него условиях. Не имея ни средств, ни авторитета, Бринер в 1902 году продал свою концессию полковнику А. М. Безобразову, имевшему большие связи в высших сферах Петербурга. Безобразову, несмотря на несочувствие его предприятию тогдашних министров финансов, иностранных дел и военного, удалось заинтересовать своим предприятием министра внутренних дел В. К. Плеве. Назначенный статс-секретарем, Безобразов организовал компанию, привлек в нее весьма высокопоставленных лиц и как бы обратил предприятие, официально признаваемое частным, в государственное. Видимо, по той причине, что в число инвесторов предприятия вошел и Николай Второй он инвестировал в концессию 250 миллионов рублей, по тем временам деньги не малые. Наместник Дальнего Востока Алексеев деятельно поддерживал компанию. Сама эксплуатация лесных богатств на берегах Ялу велась компанией без всякого уважения к интересам туземцев и без признания необходимости держаться в границах концессии. То есть Безобразов безобразничал. Японское правительство, считавшее Корейский полуостров своей вотчиной, узрело в деятельности компании одно из проявлений стремления России на Дальний Восток для получения как политического преобладания, так и экономического господства. Приплюсовав к корейским делам аренду Ляодунского полуострова, проведение железной дороги через Маньчжурию. Оно воисполнилось самурайским духом и выставило правительству Российской империи претензии. Подобная деятельность других западных стран не вызвала у императора Страны Восходящего Солнца нареканий. В июне 1903 года начались деятельные переговоры между Россией и Японией о соглашении. Из документов как русского и японского, так и английского правительств. Япония вела эти переговоры, в связке с англичанами, понимая крайнюю рискованность войны и желая ее, она не хотела оказаться один на один с Российской империи, получая от Англии поддержку, она упорно добиваясь своей цели. Дальневосточная политика Российской империи руководилась официально Ламсдорфом и Алексеевым, а неофициально — закулисными советниками в лице С. Ю. Витте, А. М. Безобразова и управлявшего делами особого кабинета Дальнего Востока контр-адмирала Абазы оказалась разнонаправленной. Витте признавая неготовность России к войне на Дальнем востоке был уверен, что ее не будет по той простой причине, что он ее не желае. Лика Безобразова также прибывала в уверенности, что Япония не рискнет начать войну. На чем она основывала свои убеждения неизвестно. Видимо, не последнюю роль, здесь сыграл присущий российскому дворянству снобизм. В российском просвещенном обществе пребывало мнение, что такая война, если бы она началась, была бы неопасна для Российской империи. Начиная с декабря 1903 года, в официальных русских документах начинает сквозить сознание, что война весьма вероятна; в январе 1904 года война признается неизбежной; в телеграфных сношениях между Петербургом и Наместником Дальнего Востока 26 января 1904 года обсуждался вопрос, выгоднее ли начать войну Российской империи или ждать открытия военных действий со стороны японцев.

 

Витте не хотелось замечать, что его политика в Маньчжурии и аппетит на весь Китай для Российской Империи являлись неподъемными. Финансовая система страны находилась не в лучшем состоянии. Проводимая им финансовая и таможенная политика не приносила ожидаемого успеха. Упование Витте на иностранные капиталы не оправдывались практикой. Иностранные вложения в российскую экономику держались, по мнению О. Платонова, на уровне 9-14%. Это был обще мировой уровень иностранного участия во всех странах. Однако же потери российской экономики, определяемые самим Витте, превышали поступления иностранного капитала.
 

В августе 1903 года Вите получил повышение, именным указом императора он был назначен Председателем Совета министров, и таким образом от государственной казны его отлучили, на новом посту он прямого отношения к государственным деньгам уже не имел. В связи с этим гениальность Витте сильно потускнела и скукожилась, он перестал играть в политике государства главнейшую роль. На смену ему на российскую на политической авансцене появились другие личности. На Дальнем Востоке вышел на первый план В. Е. Алексеев - представитель клики, Безобразова. Ему предстояло вести переговоры с японцами. Адмирал Алексеев получил от МИДа и императора исчерпывающие инструкции по ведению переговоров. Согласно высочайшим наставлениям на переговорах российские представители должны были обсуждать вопросы широкого участия имперского капитала в Корее. И не позволяли обсуждать участия японского капитала в Маньчжурии, чего желала Япония. После 12-ти дневных предварительных переговоров переговоры зашли в тупик. За ходом японо-российских переговоров пристально следила Великобритания, японская сторона отправляла в Лондон все документы по переговорам. Не получив успеха на переговорах Япония заявила, что в таком случае ей придется воевать с Российской Империей за допуск к Маньчжурии, просила Лондон о поддержке в войне. Британская империя не была готова к войне. Трансваальская война (а она обошлась Англии в 242 млн фунтов) тяжело отозвалась на ней, военное руководство дискредитировано, правительство не пользовалось доверием, наличных не было, Великая Британия удержалась от банкротства благодаря помощи Франции и Германии. То есть, желание Британии развязать военный конфликт на Дальнем Востоке не соответствовало ее финансовыми возможностями.
 

 

Тем временем переговоры Российской Империи с Японией продолжались переговорщики искали взаимно удовлетворяющие формулировки стаей будущего договора. Сам Николай Второй в то время находился в Европе, при нем был его министр иностранных дел Лансдорф. Влияние безобразовской клики на императора сведено было к нулю. Предприятие по заготовке леса солдатами-лесорубами на реке Ялу уже обанкротилось, выделенные монархом деньги для финансирования компании в сумме 250 млн. рублей успешно израсходовали без пользы делу. Алексеев отклонял настойчивое требование Безобразова о «передаче» КВЖД, Русско-Китайского банка и его предприятий компании Безобразова, понимая; что эта авантюра затеяна в отсутствие царя самим Безобразовым. Дальневосточные дела потеряли остроту.
 

Японский ответ на русские предложения был дан 30 октября, в котором японцы вновь требовали вывода имперских войск из Китая и признания своих прав в Маньчжурии; в Корее они приняли демилитаризованную в 50 км от корейско-маньчжурской границы в обе стороны и отвергли российское предложение о не использовании Кореи в военных целях. Японские предложения были пересланы в Дармштадт, где находился Николай Второй. В связи с болезней жены император переехал в Скерневицы, где и прожил месяц, не вступая в контакты со своими министрами. Предложения японцев из Висбадена были отправлены на рассмотрение Алексеева и Розена. На запросы японцев Ламсдорф односложно отвечал, что ответ готовится, сам он вместе со своим аппаратом от переговорного процесса был отстранен. По приезде в Петербург Николай Второй дал распоряжение продолжить переговоры в Токио был отправлен ответ российской стороны. Он касался Кореи, в Маньчжурии Империя соглашалась соединить железные дороги (КВЖД и японскую из Кореи), и признавала в этой части Китая интересы Японии. Это были уступки с российской стороны.
 

Накануне предъявления Розеном в Токио русского ответа (12 декабря) английский министр иностранных дел заявил, что Англия может вступить в войну, если Россия нападет на Японию, на тот момент кроме англичан дипломатические представители других стран открыто не говорили о войне. Предположение о якобы возможной агрессии со стороны Империи было явно надуманным, и высказывались лондонской дипломатией и прессой с единственной целью спровоцировать военные действия между Японией и Россией. По оценки французского посланника в Петербурге, предпринятая в Лондоне кампания по развязыванию большой войны потребовалась англичанам для того чтобы под ее шумок оккупировать Тибетскую область без оглядки на Россию. Хроника
 

 

Японское правительство все свои действия в переговорах с Империей согласовывало с Лондоном.23 декабря Курино, передавая ответ, уже пригрозил Ламсдорфу, что могут возникнуть трудности, если не удастся придти к соглашению. В самом ответе Япония требовала включить в соглашение все области Дальнего Востока, где встречаются интересы двух империй и пересмотреть политику государства на Дальнем Востоке. Фактически содержание ответа можно было рассматривать как объявление войны Империи.
 

Шестого января Розен представил в Токио ответ Петербурга. Империя соглашалась включить в соглашение свое согласие не препятствовать Японии и другим державам в пользовании правами и преимуществами, приобретенными ими в силу существующих договоров с Китаем, за исключением устройства сеттльментов» (сдача в аренду иностранцам кварталов крупных городов в Китае). При условии согласия Японии восстановить в корейских статьях не использование Кореи «в стратегических целях» и «нейтральную зону». Судя по ответу из Петербурга российская сторона постепенно шла на уступки Британии и Японии, но отступление России в переговорном процессе уже не играло роли. Оба государства и Британия и Япония, изначально стремились начать войну в Восточной Азии, а переговоры с Россией были ширмой для международной общественности. Японская дипломатия уже готовила разрыв переговоров российским правительством.
 

Японский ответ на уступки имперского правительства прозвучал в форме ультиматума составленного в умеренном тоне без указания срока. Япония, скорее Лондон, через Японию требовал отступления России в Маньчжурии. Французский дипломат Делькассэ развил бурную энергию для выработки согласительной формулы. Здесь надо заметить, что ответы Петербурга формулировались в Париже, соответственно, а требования Токио исходили из Лондона. (В основе Русско-Китайского банка и КВЖД находились французские денежные вложения, и Париж пытался их спасти).
 

По мнению французского дипломата преградой для успешного хода переговоров являлась нейтральная полоса в Корее. Делькассэ посоветовал Петербургу (15 января) ее сузить. Решение маньчжурской проблемы интересовало не только Токио, а и Лондон. Делькассэ обратился и в Лондон (16 января). Однако Лондон был против мирного завершения переговоров и ответил французам, что не может отказаться от справедливых требований, интересующих всех и Англию в том числе. Английские дипломаты на переговорах считали важнейшим вопрос о сеттльментах, если он будет решен, то два оставшихся пункта — о нейтральной зоне в Корее и неприкосновенности Китая — не будут представить непреодолимого затруднения. Переговоры продолжались, и даже появилась надежда, что стороны придут к общему соглашению.
 

А на деле оказалось, что все гораздо сложение и дело было не в дипломатических формулировках.
 

В Токио отправили из Петербурга ответ, составленный по парижским рецептам. Статья о нейтральной зоне была исключена, статья о признании прав Японии наравне с прочими державами в Китае включена без оговорки о сеттльментах, а статья «неиспользовании Кореи в стратегических целях» включена полностью. Текст ответа был утвержден 2 февраля и отправлен 3 февраля телеграфом непосредственно в Токио и через Порт-Артур. Но ответ был задержан на японском телеграфе в Нагасаки. 5 февраля Япония вышла из переговорного процесса и разорвала дипломатические отношения с Империей. 5 февраля японский посланник объявил в Лондоне о проведении Японией мобилизации.
Российскому послу ответ из Петербурга пришел 7 февраля, после разрыва дипломатических отношений.
 

А 9 февраля японский флот атаковал стоящие на рейде имперские военные корабли в Порт Артуре. Наши моряки такой наглости от японцев не ожидали, даже имеющееся противоминное оборудование на кораблях на ночь не приводили в готовность и светомаскировку не соблюдали. То есть имперские корабли стояли на рейде с включенными огнями, как новогодние елки, что значительно упрощало японским морякам наведение самодвижущихся мин (торпед) на стоящие на якорях российские броненосцы. Не выставлялось на входе в бухту боевое охранение. Но даже в таких неблагоприятных для российского флота условиях японцы не смогли реализовать представившиеся им возможности по нанесению вреда российским кораблям.
 

К войне с Империей Япония начала готовиться с 1895 года в финансовой основе программы подготовки страны к войне находились контрибуции, полученные с Китая. В свою очередь Китай смог выплатить контрибуции из займов полученных от Франции, Германии, Британии и Империи. Получился парадокс: имперское правительство косвенно содействовало финансированию японской военной программы. Но с другой стороны, даже не представляй Империя займов Китаю, последний все равно бы получил их от других стран. Может быть на невыгодных условиях для Российской империи. Всего Япония получила 364 млн. иен (в английской валюте 38 млн. фунтов стерлингов).
 

К концу 1895 года японское правительство приняло программу вооружений и ряда производительных расходов с разбивкой по календарными сроками, рассчитанными на то, чтобы быть готовой завершить программу к окончанию строительства КВЖД.
 

Программа вооружения включала в себя расходы на усиление морских и сухопутных военных сил - 295 млн. иен и на увеличение производственных мощностей железнодорожных предприятий  — в 136 млн. иен, всего 431 млн. иен (а к 1899 году выросла и до 516 млн. иен).
 

 

Военные расходы тяжким бременем ложились на государственный бюджет и население страны. Строительство кораблей поглощали более 50% госбюджета. Между тем народный доход в Японии на душу населения в 1896 году (по современным вычислениям), равнялся 3 фунтам против 44 в САСШ и 36 в Англии.

Серьезной военно-промышленной базой Япония не располагала: в 1900 году из 7171 промышленных предприятия только 2383 пользовались механической силой (90 тысяч лошадиных сил) и 4150 предприятий приходилось на текстильное производство.
 

 

Японии удалось создать армию численностью 141500 человек, 2000 офицеров в том числе. В военное время армия могла быть увеличена до 358 800 человек при 10 700 офицерах. К началу войны она имела армию, насчитывающую 375 тыс. человек, 1140 орудий и 147 пулеметов. Структура и организация в японской армии была принята западноевропейской. Мобилизационный срок у Японской армии был коротким.
 

Постройку кораблей за не имение своей судостроительной промышленности Япония заказывала за границей, в основном в Англии и САСШ. По этой причине держать в секрете постройку кораблей не было возможности. Не заметить того, что сосед на востоке готовится к войне трудно было, но царское правительство не замечало.
 

С началом осуществления подготовки к войне с Россией, в Японии в полную силу заработал аппарат пропаганды войны. Населению страны, страдающему от нехватки пахотных земель (0,2 га на человека), предстоящая война преподносилась, как возможность расширения жизненного пространства.
 

Важнейшая роль в предстоящей войне отводилась флоту, военному и коммерческому.
Артиллерийское вооружение кораблей состояло из скорострельных орудий, изготовленных у Армстронга и артиллерия Круппа. Калибры орудий на судах были весьма разнообразными. Минное снаряжение состояло из самодвижущихся мин Уайтхеда, изготовленных на заводе Армстронга.
 

Высшею государственною властью в Японии обладал император. Исполнительную власть в стране осуществляло правительство, законодательную парламент. Такое строение государственной власти позволяло сконцентрировать ресурсы государства на приоритетных направлениях.
 

 

Российская империя во всех отношениях была сильнее Японии, начиная с ней войну, японское правительство могло рассчитывать на начальном этапе военных действий на неожиданность и неповоротливость российского государственного аппарата. К тому времени, как Россия соберется с силами, японское правительство намеривалось захватить ключевые районы на спорной территории. А далее за Японию должны были вступиться ее заокеанские друзья и заставить остановиться российскую армию на месте.
 

 

В отличие от Японии в России царило махровое самодержавие, высшие посты в государстве занимали члены царского семейства или особо приближенные к Его величеству царедворцы. Отчета в своих действиях они никому не давали. На подготовку к войне Японии верховная власть, не обращала внимания. Ни разведка, ни дипломатическая служба, ни всезнающий и все видящий министр финансов господин Витте – никто не заметил угрозы с востока. А, если кто и заметил, так не захотел огорчать императора дурными вестями. Российская армия, по уже сложившейся вековой традиции, к ответственному моменту, проявить свою силу и удаль, оказалась не готова – она перевооружалась. Нет, вины военных людей в этом никакой не наблюдалось, просто государственный бюджет не мог вынести одновременно постройку железных дорог в Маньчжурии и закупку современного оружия для армии и флота, приходилось чем-то жертвовать пожертвовали перевооружением армии в угоду транснациональной корпорации РКБ. Вся российская кадровая армия имела численность в 1 млн. 100 тыс. человек, в запасе находилось 3,5 млн. человек. На Дальнем Востоке в январе 1904года находилось около 98 тыс. человек, при 76190 трехлинейных винтовках С.И. Мосина образца 1891 года, 148 полевых орудий и 8 пулеметах. Кроме того, в пограничной страже служило 24 тыс. человек при 26 орудиях. Наличные силы были рассредоточены по огромной территории включающей в себя Российский Дальний Восток и Маньчжурию.

 

Комплектовалась армия нижними чинами преимущественно из крестьянского сословия. Которые в силу своих условий существования не отвечали требованиям для военного пополнения ни физически, ни духовно. Физическим нормам имперский крестьянин не соответствовал вследствие плохого питания, ненормального медицинского обслуживания и скверных бытовых условий. Духовная не готовность пополнения заключалась в невозможности убедить вчерашнего крестьян в необходимости воевать за несколько тысяч верст от дома в чужой стране. В отличие от японского воина, которому обещали землю в Маньчжурии и много женщин. Российскому солдату ничего не обещали он должен был воевать за веру, которой никто не угрожал,  царя, которого никто из них в глаза не видел  и отчество, далеко от отечества.
 

Главнокомандующим всеми вооруженными силами Империи на Дальнем Востоке был Наместник Дальнего Востока генерал-адъютант Алексеев, главная квартира которого в начале войны была в Порт-Артуре.
 

Сухопутными силами на Дальнем Востоке 13 февраля был назначен генерал Куропаткин (перед этим бывший военным министром).
 

Российский флот по составу кораблей и по численности экипажа намного превосходил японский флот. Однако его главные силы находились в Балтийском и Черном морях. Из Черного моря корабли нельзя было вывести без военного конфликта с Турцией и европейскими державами. Самым многочисленным был Балтийский флот. В северных морях военных кораблей Империи не было. На Тихом океане находилась Тихоокеанская эскадра, ранее она базировалась во Владивостоке (зимовала в японском порту города Нагасаки), когда получили в аренду Порт Артур, основную часть боевых кораблей названной эскадры загнали в эту мышеловку, охранять железную дорогу и интересы Русско-китайского банка. Тем самым оголив все тихоокеанское побережье от Чукотки до Посьета, длинною в 4,5 тысячи километров, только при Владивостокской крепости для ее обороны оставили отряд крейсеров в составе «Рюрика», «России», «Громобоя» и «Богатыря» под командой капитана I ранга (потом контр-aдмирала) Рейценштейна (позднее, с переходом Рейценштейна в Порт-Артур, под командой контр-адмирала Йессена). Крейсер "Варяг" находился в Чемульпо, остальные суда — в Порт-Артуре. Командующим морскими силами на Дальнем востоке 9 февраля был назначен вице-адмирал Макаров.

 

Шефом флота был великий князь Алексей Александрович личность по тем временам легендарная, ни одни из членов царской семьи не мог с ним сравниться по части воровства из казны. За своими амурными делами великому князю совершенно некогда было заниматься флотом. Впрочем, при нем, как военно-стратегическое морское объединение, флот и не существовал. Имелся набор разрозненных совершенно разнотипных кораблей. Руководящую деятельность Алексея Александровича охарактеризовывал известный ученый и кораблестроитель, профессор Крылов следующими словами: «За 23 года его управления флотом бюджет вырос в среднем чуть ли не в пять раз; было построено множество броненосцев и броненосных крейсеров, но это „множество“ являлось только собранием отдельных судов, а не флотом. Так, броненосные крейсера „Владимир Мономах“ и „Дмитрий Донской“ были заложены одновременно однотипными. По окончании постройки оказалось: один – как бы корвет, другой – фрегат, один – двухвинтовой, другой – одновинтовой и тому подобное». В каждый из строящихся кораблей вносились изменения, в результате на выходе получался уникальный корабль, плохо сочетаемый с другими уже имеющимися в строю кораблями.
 

«Еще большее разнообразие царило между броненосцами „Александр II“ и „Николай I“, хотя они должны быть совершенно одинаковыми, однако вышли разными… В смысле создания флота деятельность генерал-адмирала Алексея была характерным образцом бесплановой растраты государственных средств, подчеркивая полную непригодность самой организации и системы управления флотом и Морским ведомством».
 

Современник великого князя Адмирал Шестаков так же имел невысокое о нем мнение: «Алексей, по-видимому, равнодушен к флоту и судьбам его… Ему все трын-трава». И госсекретарь А. А. Половцов с ним был солидарен: «Алексей Александрович думает только о том, как бы без нарушения приличий улизнуть (с заседания Госсовета) и вернуться к кровати Зины. Скука крупными чертами выражается на его лице».
 

Большую часть времени Алексей Александрович находился за границей на курортах в Биаррице и Каннах. Он надолго выезжал туда для отдыха, бросая в России все дела. Никаких дел, никаких обязанностей, только отдых – гольф, развлечения и поездки в игорные заведения Монте-Карло. По словам его кузена Александр Михайлович (Сандро): Одно только упоминание о современных преобразованиях в военном флоте вызывало болезненную гримасу на его красивом лице. Не интересовался ничем, что бы не относилось к женщинам, еде и напиткам».
 

При Алексее казнокрадство в военно-морском ведомстве приняло небывалые размеры. Самого Алексея неоднократно обвиняли в растратах казны. В придворных кругах язвили, что дамы Парижа обходятся России в год по одному броненосцу. Великий князь Алексей, тащил в свой карман все, что попадалось под руку. Не брезговал он и суммами Красного Креста, предназначавшихся для излечения раненых воинов. Придворные лица язвили по поводу Алексея: «В карманах „честного“ Алексея уместилось несколько броненосцев и пара миллионов Красного Креста».
 

Соотношение сил на море к моменту было следующим.
 

 

У России

У Японии

Число судов

Тоннаж

Число орудий

Число судов

Тоннаж

Число орудий

Эскадренных броненосцев I кл.

7

84028

526

6

85496

376

" " II кл.

0

0

0

1

7335

16

Броненосных крейсеров

4

33297

228

9

76230

337

Крейсеров I класса

5

31960

186

0

0

0

" II класса

2

6200

31

10

41089

302

" III класса

0

0

0

8

21640

147


Незначительный перевес был на стороне Японии. Принимая во внимание и мелкие военные корабли: канонерки, контр-миноносцы, миноносцы и всякие вспомогательные суда; то перевес Японии становился более ощутимым. Японским флотом командовал адмирал Того, четырьмя сухопутными армиями — генералы и маршалы Куроки, Оку, Нодзу, Ноги; общий главнокомандующий назначен только в мае — маршал Ойяма.
 

На усиление Тихоокеанской эскадры был отправлен отряд кораблей в составе броненосцев "Ослаби" и крейсера "Дмитрия Донского" в сопровождении миноносцев под общим командованием адмирала Вирениуса. По прибытии названых кораблей на Тихий океан морские силы Российской империи значительно увеличилась бы. Но этому не суждено было сбыться.
 

В дневнике Куропаткина. 25 января 1904 года имеется запись: «Видел вечером и Рожественского ... жалуется, что Вирениус идет слишком медленно со своей эскадрой. Выдумывает предлоги для замедления хода. Собирался возвратиться обратно. Он, Рожественский, с радостью принял бы эту эскадру...»
 

Маньчжурия имела связь с центральной частью России однопутной железнодорожной линии и телеграфом.
 

Накануне нападения на Порт Артур японской эскадры наместник на Дальнем Востоке адмирал (генерал) Алексеев получил телеграмму из Петербурга о том, что Япония разорвала дипломатические отношения с Россией. Так же ему было известно, что японцы, проживавшие на Квантуне, срочно покинули полуостров. Но эти предостережения его не коим образом не насторожили, что бы не спровоцировать японский флот на военные действия против российской эскадры, имперский наместник запретил устанавливать на корабли противоминное заграждение, не соблюдалась и светомаскировка на кораблях.
 


 

 

Источник: Словарь Брокгауза и Эфрона, открытые источники Интернета.

 

Статьи о городе

Путь на Балтику

Здесь будет город заложен

Строительство Петербурга при Петре Первом и реформы в России

Северная столица

Становление Петербурга

Первые революционные проявления в дворянской среде России

Петербург в первой половине XIX века

Статьи

Первые тайные общества в России

Протестное движение в России при правлении Николая Первого

Революция сверху Александра Второго

Протестное движение в России при правлении Александра Второго

Реформы Александра II

Покушение Каракозова на Александра II

Покушение Березовского и Соловьева на Александра Второго

Убийство Александра Второго

Гатчинский пленник

Александр III продлевает жизнь дворянству

Экономическая политика Александра III

Николай II и его подданные

Фабрики и заводы

Рабочий вопрос при Николае II

Золотой рубль Николая II

Негативные последствия денежной реформы

Путь на восток

Желтолицая Россия

Маньчжурия - яблоко раздора

Другие проекты

Целитель природа

Мир поэзии

 
 
 

Мой Петербург