История
 
 
 

Мой Петербург, 2016 год.

 
Дата последнего обновления   09.06.2017

Главная   История   Лепота   Досуг   Личности   Фото    Быт

 
 
 
 

Николай II и его подданные

 

 

Вскоре после восшествия на престол Николай II заявил: «Да поможет мне Господь служить горячо любимой родине так же, как служил ей мой покойный отец, и вести ее по указанному им светлому и лучезарному пути». Российские ортодоксальные монархисты,  убежденные сторонники неограниченной («исконной») монархии, консерваторы воспряли духом от услышанного от нового императора.

 Николай II не имел свежих рецептов развития империи. Нововведения, использование которых модернизировало бы политическую систему, придало бы ей новые, более современные формы им не предусматривались. В основе политической системы империи оставался лежать теоретический постулат более чем полувековой давности: самодержавие, православие, народность, который носил лишь функции декоративного обрамления обветшалого феодального строя. В силу отвлеченности и неопределенности указанный постулат не мог служить объединяющим началом имперского общества.

Но в отличие консерваторов традиционно глядевших только назад, Николаю 2, все таки приходилось смотреть вперед и себе под ноги, чтобы не свернуть себе шею и не сломать ноги. И он со временем убедился, что застой в государственных делах неприемлем. Улучшения и изменения в государственную систему необходимо вносить регулярно.  Однако он всегда полагал, что новшества надо вводить аккуратно, постепенно при непременном сохранении в целостности основного элемента российской  государственности – самодержвности. Он деятельно поддерживал курс развития, нацеленный на индустриальную модернизацию экономики империи. Политика «большого скачка» начатая его предком принесла свои плоды. Так доля промышленного сектора в совокупном доходе приблизился к 50%.

В начале 20 века имперское правительство приступило к обширной  программе переустройства землевладения и землепользования на принципах частной собственности, в соответствии с законами рыночной экономики. Целью  программы было раздробление монолита деревни на множество отдельных хозяев и высвобождение из монолита избыточной рабочей силы – будующей  армии наемных работников.   Реализовывалась эта программа, как обычно в России с помощью «кнута» «пряник» не предусматривался. Программа продвигалась трудно с большим скрипом - деревня, противилась и не хотела идти к стойлу, как строптивая скотина. Со всех сторон доносились крики недовольных, звучали голоса возмущения.

Первые годы после воцарения Николая II в кадровой политике царя ничего существенно не менялось. При дворе продолжали находиться прежние лица, которые играли важные роли при правлении Александра III. Это сторонники не ограниченной монархии: возглавлявший с 1880 года Ведомство Священного Синода его обер-прокурор К.П. Победоносцев; издатель журнала «Гражданин», князь В.П. Мещерский (внук историка Н.М. Карамзина); министр императорского двора граф И.И. Воронцов-Дашков, военный министр, генерал от инфантерии П.С. Ванновский и другие.

В правление Николая II империя успела побывать в трех войнах. Одну она не выиграла, другую выиграла, во время третей войны, самой большой по своим масштабам из всех войн известных Миру, произошли форс мажорные обстоятельства.

Был ли Николай II, как его дед революционером или напротив убежденным ретроградом? Точно ответить на поставленный вопрос не возможно, поскольку  царь своих мыслей никому не открывал. Но он обладал  весьма ценным для правителя качеством: умел принимать  новые реалии даже в тех случаях, когда они не соответствовали его собственным представлениям и убеждениям. Во имя высших интересов он находил в себе мужество переступить через себя. Что давалось ему крайне нелегко. Это качество его характера позволило царю-самодержцу  издать в непростой 1905 год Манифеста 17 октября, затем утвердить Государственную Думу. Руководствуясь, опять же, высшими интересами господствующего класса, он сумел сложить с себя титул монарха, рассчитывая, что этот его поступок пойдет на благо его подданым, чем перечеркнул собственную судьбу. Начавшая Февральская революция заставила Николая II отречься от престола. Империя рухнула. На следующий год исполнится сто лет со дня ее разрушения. Распад империи существенно  повлиял на исторический ход развития всего человечества. Чтобы понять причины приведшие империю к распаду предлагаю сделать экскурс в дореволюционное время.

 

Все подданные императора Российской империи были размежеваны на сословия. В 1897 году в Российской империи провели первую всеобщую   перепись своих подданных.

Перепись показала, что в Российской империи 125 640 021 жителя, из них в городах с населением 2000 и выше человек проживало 16 828 395 человек (13,4 %). В Европе этот показатель был выше, но там нижняя планка показателя населения для города в несколько раз ниже, а то и вовсе не имела ограничения минимального населения. С другой стороны многие административные города мало, чем отличались от сел.

Уровень грамотности в европейской части составил 21,1 %, причём среди мужчин он был существенно выше чем среди женщин (29,3 % и 13,1 %, соответственно). По всей Российской империи — 19,78 %.

По вероисповеданию, крупнейшие конфессии, в порядке убывания, составили: православные — 69,3 %, магометане (мусульмане) — 11,1 %, римо-католики — 9,1 % и иудеи — 4,2 %.

По родному языку, крупнейшие языковые группы, в порядке убывания: великороссы — 44,3 %, малороссы — 17,8 %, поляки — 6,3 %, белороссы — 4,3 %, евреи — 4,0 %.

Крупнейшие сословия, в порядке убывания: крестьянство — 77,5 %, мещане — 10,7 %, инородцы — 6,6 %, казаки — 2,3 %, дворяне (потомственные и личные) — 1,5 %, духовенство — 0,5 %, почётные граждане (потомственные и личные) — 0,3 %, купцы — 0,2 %, прочие — 0,4 %.

Численность населения по составным частям империи

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

|                                                        | Жителей                                                    |

|                                                        |-------------------------------------------------------------------|

|                                                        | Всего                       | В том числе в           |

|                                                        |                                 | городах                    |

|----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|

| Европ. России                               | 94215415                  | 12027038                  |

|----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|

| Польша                                          | 9455943                   | 2055892                    |

|---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|

| Финляндии                                     | 2555462                   | 281216                     |

|----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|

| Кавказ                                             | 9248695                   | 1010615                    |

|----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|

| Сибирь                                            | 5727090                   | 473796                     |

|----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|

| Средняя Азия                                 | 7721684                   | 936655                     |

|----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|

| Всего:                                             | 128924289                | 16785212             

 

 

По данным переписи самым многочисленным сословием являлись крестьяне, они же составляли основной трудовой ресурс империи.

 

Крестьяне

 

Основной формой владения крестьянами землей была общинная, при которой вся крестьянская надельная земля находилась в собственности общины. Земля крестьян время от времени перераспределялась в соответствии с размером семьи. Участок земли крестьянина не был цельным, а представлял набор более мелких участков расположенных в различных местах (чересполосица). Таким образом, устроители земли, пытались уровнять качество земли между членами всей общины. Земельный набор мелких участков, был неудобным для организации сельскохозяйственных работ, переход от одного участка к другому, занимало у крестьянина дополнительное время. Луговые, пастбищные земли и леса, а также  неудобь обычно, не разделялись между крестьянами, а находились в совместном владении и пользовании сельского общества. Качество земли оценивалось в тяглах, пропорционально тяглу устанавливался на двор размер поземельного налога.

Другой распространенной формой землевладения в сельских обществах было подворное (участковое) землевладение, при котором каждое крестьянское хозяйство получало выделенный раз и навсегда, передаваемый по наследству участок. Такая форма собственности была более распространена в западных губерниях. В правовом отношении участок земли представлял собой ограниченную частную собственность — он передавался по наследству, но не мог быть продан. Подворное владение могло сочетаться с общественным пользованием лугами, пастбищами, лесом, неудобьем.

 «Усадебная оседлость» крестьян (придомовые участки) могли передаваться по наследству. Общие земли селений (улицы, проезды) всегда принадлежали сельскому обществу в целом.

В пореформенное время  активизировался процесс расслоение  крестьянского общества на бедных и зажиточных. Ленин делал вывод о «разложении крестьянства» - его распадении на «сельскую буржуазию» и на «сельских пролетариев». В областях, где преобладала плодородная земля, а так же в близи крупных городов процесс социального расслоения деревни происходил интенсивнее.

Социальное расслоение крестьянства способствовалj формированию армии наемщиков. Обедневшие крестьяне пополняли ряды трудовой армии, что явилось важным условием развития капиталистических отношений в России. Умножая капиталы за счет эксплуатации наемного труда, а также за счет торгово-ростовщических операций, богатые крестьяне – кулаки вырывались из крестьянской массы, вкладывали капиталы предпринимательское дело. Являясь в количественном отношении основной населения России, крестьянство играло первостепенную роль в формировании пролетариата и буржуазии. Поскольку главным источником роста числа наемных рабочих в различных отраслях промышленности, сельского хозяйства, транспорта, в сфере услуг был промышленный и сельскохозяйственный отход крестьян.

Большая часть крестьян покидала деревню временно в межсезонье между полевыми работами.  Уходившие на заработки крестьяне затем поселялись в городах на постоянное жительство. Отток населения из деревни служил основным источником роста городского населения.

 

Правительственный аппарат  вступал в отношение только с общиной. Для общины устанавливался размер налогов и земских сборов, собираемых с земель, выкупные платежи также уплачивала община. Распределение  налоговой нагрузки по крестьянским хозяйствам было внутренним делом сельской общины. Все члены общины были связаны круговой порукой — община несла коллективную ответственность за уплату всех видов налогов и выкупных платежей всеми своими членами. Иного способа получить с крестьянина налоги и выкупы имперское правительство не видело. В своей большей массе крестьянин не обладал материальными ценностями. По понятным причинам, нельзя крестьянина было лишить его жилья, скота и рабочего инвентаря.  Одна корова, соха или плуг и семена – все богатство крестьянина.

Круговая порука была отменена в 1903 году в 46 губерниях Европейской России, в 1905 году — повсеместно. С этого момента обложение крестьян налогами стало индивидуальным и производилось государственными чиновниками (податными инспекторами) без участия волостных и сельских управлений. Изменение системы налогообложения послужило началу крестьянской войны в России, известной под названием Первой революции 1905 года.

На вопрос хорошо ли жили крестьяне при самодержце или плохо? Ответы звучат диаметрально противоположные. Сторонники самодержавия появившиеся в перестроечное время и последующие годы установления рыночных отношений, отвечают на поставленный вопрос примерно так. 

 «До Революции и коллективизации кто хорошо работал, тот хорошо жил. Потому что он жил своим трудом, а бедными были лентяи и пьяницы. Кулаки были самыми работящими крестьянами и самыми лучшими хозяевами, поэтому и жили лучше всех.»

В живых уже никого не осталось тех, кто жил при самодержавии. По этой причине мы уже не можем взять интервью у адекватного эксперта. Но о жизни русской деревни до нас дошло большое количество источников в виде  документов, статистических данных,  так и личных наблюдений. Современники оценивали окружающую их реальность менее оптимистично без верноподданнического  восторга.

Лев Толстой, самый конец 19 века. О голоде // Собрание Сочинений. Т. 16. М., 1964.

«Во всех этих деревнях хотя и нет подмеси к хлебу, как это было в 1891-м году, но хлеба, хотя и чистого, дают не вволю. Приварка - пшена, капусты, картофеля, даже у большинства, нет никакого. Пища состоит из травяных щей, забеленных, если есть корова, и незабеленных, если ее нет, - и только хлеба. Во всех этих деревнях у большинства продано и заложено всё, что можно продать и заложить. 

Из Гущина я поехал в деревню Гневышево, из которой дня два тому назад приходили крестьяне, прося о помощи. Деревня эта состоит, так же как и Губаревка, из 10 дворов. На десять дворов здесь четыре лошади и четыре коровы; овец почти нет; все дома так стары и плохи, что едва стоят. Все бедны, и все умоляют помочь им. «Хоть бы мало-мальски ребята отдыхали», -- говорят бабы. «А то просят папки (хлеба), а дать нечего, так и заснет не ужинаючи»...

Я попросил разменять мне три рубля. Во всей деревне не нашлось и рубля денег...  Точно так же у богатых, составляющих везде около 20%, много овса и других ресурсов, но кроме того в этой деревне живут безземельные солдатские дети. Целая слободка этих жителей не имеет земли и всегда бедствует, теперь же находится при дорогом хлебе и при скупой подаче милостыни в страшной, ужасающей нищете...

Из избушки, около которой мы остановились, вышла оборванная грязная женщина и подошла к кучке чего-то, лежащего на выгоне и покрытого разорванным и просветившимся везде кафтаном. Это один из ее 5-х детей. Трехлетняя девочка больна в сильнейшем жару чем-то в роде инфлуэнцы. Не то что об лечении нет речи, но нет другой пищи, кроме корок хлеба, которые мать принесла вчера, бросив детей и сбегав с сумкой за побором... Муж этой женщины ушел с весны и не воротился. Таковы приблизительно многие из этих семей...

Нам, взрослым, если мы не сумасшедшие, можно, казалось бы, понять, откуда голод народа. Прежде всего он - и это знает всякий мужик - он 
1) от малоземелья, оттого, что половина земли у помещиков и купцов, которые торгуют и землями и хлебом. 
2) от фабрик и заводов с теми законами, при которых ограждается капиталист, но не ограждается рабочий.
3) от водки, которая составляет главный доход государства и к которой приучили народ веками. 
4) от солдатчины, отбирающей от него лучших людей в лучшую пору и развращающей их.
5) от чиновников, угнетающих народ.
6) от податей.
7) от невежества, в котором его сознательно поддерживают правительственные и церковные школы.

Чем дальше в глубь Богородицкого уезда и ближе к Ефремовскому, тем положение хуже и хуже... На лучших землях не родилось почти ничего, только воротились семена. Хлеб почти у всех с лебедой. Лебеда здесь невызревшая, зеленая. Того белого ядрышка, которое обыкновенно бывает в ней, нет совсем, и потому она не съедобна. Хлеб с лебедой нельзя есть один. Если наесться натощак одного хлеба, то вырвет. От кваса же, сделанного на муке с лебедой, люди шалеют».

Такие впечатления остались у литературного классика - графа Толстого, после посещения деревень ряда уездов центральной России.

В. Г. Короленко. Собрание Сочинений. Т. 9. М., 1955.

 «Вы свежий человек, натыкаетесь на деревню с десятками тифозных больных, видите как больная мать склоняется над колыбелью больного ребенка, чтобы покормить его, теряет сознание и лежит над ним, а помочь некому, потому что муж на полу бормочет в бессвязном бреду. И вы приходите в ужас. А «старый служака» привык. Он уже пережил это, он уже ужаснулся двадцать лет назад, переболел, перекипел, успокоился... Тиф? Да ведь это у нас всегда! Лебеда? Да у нас этой каждый год!..».

 «Я имел в виду не только привлекать пожертвования в пользу голодающих, но еще поставить перед обществом, а может быть и перед правительством, потрясающую картину земельной неурядицы и нищеты земледельческого населения на лучших землях.

У меня была надежда, что, когда мне удастся огласить все это, когда я громко на всю Россию расскажу об этих дубровцах, пралевцах и петровцах, о том, как они стали "нежителями", как "дурная боль" уничтожает целые деревни, как в самом Лукоянове маленькая девочка просит у матери "зарыть ее живую в земельку", то, быть может, мои статьи смогут оказать хоть некоторое влияние на судьбу этих Дубровок, поставив ребром вопрос о необходимости земельной реформы, хотя бы вначале самой скромной».

 «Знаю много случаев, когда по нескольку семей соединялись вместе, выбирали какую-нибудь старуху, сообща снабжали ее последними крохами, отдавали ей детей, а сами брели вдаль, куда глядели глаза, с тоской неизвестности об оставленных ребятах...По мере того, как последние запасы исчезают у населения,-- семья за семьей выходит на эту скорбную дорогу... Десятки семей, соединявшиеся стихийно в толпы, которых испуг и отчаяние гнали к большим дорогам, в села и города. Некоторые местные наблюдатели из сельской интеллигенции пытались завести своего рода статистику для учета этого, обратившего всеобщее внимание, явления. Разрезав каравай хлеба на множество мелких частей,-- наблюдатель сосчитывал эти куски и, подавая их, определял таким образом количество нищих, перебывавших за день. Оказывались цифры, поистине устрашающие... Осень не принесла улучшения, и зима надвигалась среди нового неурожая... Осенью, до начала ссудных выдач, опять целые тучи таких же голодных и таких же испуганных людей выходили из обездоленных деревень...Когда ссуда подходила к концу, нищенство усиливалось среди этих колебаний и становилось все более обычным. Семья, подававшая еще вчера, -- сегодня сама выходила с сумой...».

 «Вместе с весной подходило, собственно, самое трудное время. Свой хлеб, который "обманщики" умели порой скрыть от бдительного ока урядников, от усердных фельдшеров, от "обысков и выемок",-- почти всюду уже окончательно исчез».  

«... на печке сидит мальчик, опухший от голода, с желтым лицом и сознательными, грустными глазами. В избе -- чистый хлеб от увеличенной ссуды (улика в глазах недавно еще господствовавшей системы), но теперь, для поправления истощенного организма, уже недостаточно одного, хотя бы и чистого хлеба».

Ученый-химик и агроном А.Н.Энгельгардт. Из деревни. 12 писем. 1872–1887. М., 1956.

«Тому, кто знает деревню, кто знает положение и быт крестьян, тому не нужны статистические данные и вычисления, чтобы знать, что мы продаем хлеб за границу не от избытка... В человеке из интеллигентного класса такое сомнение понятно, потому что просто не верится, как это так люди живут, не евши. А между тем это действительно так. Не то, чтобы совсем не евши были, а недоедают, живут впроголодь, питаются всякой дрянью. Пшеницу, хорошую чистую рожь мы отправляем за границу, к немцам, которые не будут есть всякую дрянь... У нашего мужика-земледельца не хватает пшеничного хлеба на соску ребенку, пожует баба ржаную корку, что сама ест, положит в тряпку – соси».

 Газета «Русское слово» от 30 (17) марта 1907 года.

 «Волна переселенческого движения быстро растет с приближением весны. Челябинским переселенческим управлением зарегистрировано за февраль 20 000 ходоков, большинство из голодающих губерний. Среди переселенцев распространены сыпной тиф, оспа, дифтерит. Медицинская помощь недостаточна. Столовых от Пензы до Манчжурии только шесть».

Р. М. Кабо Потребление городского населения России. М., 1918

«После голода 1891 г., охватывающего громадный район в 29 губерний, нижнее Поволжье постоянно страдает от голода: в течение XX в. Самарская губерния голодала 8 раз, Саратовская 9. За последние тридцать лет наиболее крупные голодовки относятся к 1880 г. (Нижнее Поволжье, часть приозерных и новороссийских губерний) и к 1885 г. (Новороссия и часть нечернозёмных губерний от Калуги до Пскова); затем вслед за голодом 1891 г. наступил голод 1892 г. в центральных и юго-восточных губерниях, голодовки 1897 и 98 гг. приблизительно в том же районе; в XX в. голод 1901 г. в 17 губерниях центра, юга и востока, голодовка 1905 г. (22 губернии, в том числе четыре нечернозёмных, Псковская, Новгородская, Витебская, Костромская), открывающая собой целый ряд голодовок: 1906, 1907, 1908 и 1911 гг. (по преимуществу восточные, центральные губернии, Новороссия)» 

И. Д. Ковальченко Динамика уровня земледельческого производства в России в первой половине XIX века // История СССР, № 1, 1959. С. 53–86.

«Крестьянская семья, где душевой доход был ниже 150 рублей (среднего уровня и ниже) систематически должна была сталкиваться с голодом. Исходя из этого можно заключить, что периодический голод был в значительной степени типичен для большинства крестьянского населения.»

С. А. Нефедов Демографически-структурный анализ социально-экономической истории России. Екатеринбург: УГГУ, 2005.

"При среднем потреблении, близком к минимальной норме, в силу статистического разброса потребление половины населения оказывается меньше среднего и меньше нормы. И хотя по объёмам производства страна была более-менее обеспечена хлебом, политика форсирования вывоза приводила к тому, что среднее потребление балансировало на уровне голодного минимума и примерно половина населения жила в условиях постоянного недоедания..."

Инициаторов создания монархической организации «Всероссийский национальный союз» Михаил Осипович Меньшиков. Он написал в 1909 году:

«С каждым годом армия русская становится всё более хворой и физически неспособной...Из трёх парней трудно выбрать одного, вполне годного для службы... Плохое питание в деревне, бродячая жизнь на заработках, ранние браки, требующие усиленного труда в почти юношеский возраст, — вот причины физического истощения...Сказать страшно, какие лишения до службы претерпевает иногда новобранец. Около 40 проц. новобранцев почти в первый раз ели мясо по поступлении на военную службу. На службе солдат ест кроме хорошего хлеба отличные мясные щи и кашу, т.е. то, о чём многие не имеют уже понятия в деревне...».

Такие же данные  привел главнокомандующий генерал В.Гурко – по призыву с 1871 по 1901 г., сообщив, что 40% крестьянских парней впервые в жизни пробуют мясо в армии.

Не сбалансированное питание вело к расстройствам здоровья, люди страдали желудочно-кишечными заболеваниями. Еще хуже обстояло дело с продовольственным питанием детей. Л. П. Арская, Продовольствие и социальные отношения.

«Дети питаются хуже, чем телята у хозяина, имеющего хороший скот. Смертность детей куда больше, чем смертность телят, и если бы у хозяина, имеющего хороший скот, смертность телят была так же велика, как смертность детей у мужика, то хозяйничать было бы невозможно.... Если бы матери питались лучше, если бы наша пшеница, которую ест немец, оставалась дома, то и дети росли бы лучше и не было бы такой смертности, не свирепствовали бы все эти тифы, скарлатины, дифтериты. Продавая немцу нашу пшеницу, мы продаём кровь нашу, то есть мужицких детей».

 С. А. Нефедов. О причинах русской революции.

 «Население, существующее впроголодь, а часто и просто голодающее, не может дать крепких детей, особенно если к этому прибавить те неблагоприятные условия, в каких, помимо недостатка питания, находится женщина в период беременности и вслед за нею».

Шанин Социально-экономическая мобильность и история сельской России 1905–1930 гг. // Социологические исследования, № 1, 2002. С. 30.

«Перестанемте, господа, обманывать себя и хитрить с действительностью! Неужели такие чисто зоологические обстоятельства, как недостаток питания, одежды, топлива и элементарной культуры у русского простонародья ничего не значат? Но они отражаются крайне выразительно на захудании человеческого типа в Великороссии, Белоруссии и Малороссии. Именно зоологическая единица — русский человек во множестве мест охвачен измельчанием и вырождением, которое заставило на нашей памяти дважды понижать норму при приёме новобранцев на службу. Еще сто с небольшим лет назад самая высокорослая армия в Европе (суворовские «чудо-богатыри»), — теперешняя русская армия уже самая низкорослая, и ужасающий процент рекрутов приходится браковать для службы. Неужели этот «зоологический» факт ничего не значит? Неужели ничего не значит наша постыдная, нигде в свете не встречаемая детская смертность, при которой огромное большинство живой народной массы не доживает до трети человеческого века?».

Постоянные голод или недоедания толкали людей на протестные движения. Как принято теперь называть,  бороться за свои права человека, за право на жизнь. Они пытались достучаться до правительства, пытались рассказать высшему обществу о своей нечеловеческой жизни. Правительство их не замечало, высшее общество не слышало. Крестьяне вышли из повиновения и вступили на тропу войны.  Они не хотели более быть бессловесными жертвами, чьих-то прихотей. Начались массовые выступления, самозахваты помещичьих земель и инвентаря.

Против бунтовщиков правительство применило весь свой репрессивный аппарат. Суды работали в ускоренном режиме без выходных.

Из материалов одного из первых судов:

«...Когда потерпевший Фесенко обратился к толпе, пришедшей его грабить, с вопросом, за что они хотят его разорить, обвиняемый Зайцев сказал "У тебя одного 100 десятин, а у нас по 1 десятине на семью. Попробовал бы ты прожить на одну десятину земли…»

Выступление обвиняемого на суде.

обвиняемый... Киян: «Позвольте рассказать вам о нашей мужичьей, несчастной жизни. У меня отец и 6 малолетних (без матери) детей и надо жить с усадьбой в 3/4 десятины и 1/4 десятины полевой земли. За пастьбу коровы мы платим... 12 руб., а за десятину под хлеб надо работать 3 десятины уборки. Жить нам так нельзя, - продолжал Киян. - Мы в петле. Что же нам делать? Обращались мы, мужики, всюду... нигде нас не принимают, нигде нам нет помощи».

Ситуация развивалась лавинообразно и к 1905 году массовые крестьянские выступления захватили уже половину губерний страны. Всего за 1905 год было зарегистрировано 3228 крестьянских выступлений. Это была крестьянская война  против помещиков.

В. П. Данилов. Крестьянская революция в России, 1902 - 19022

«В ряде мест осенью 1905 года. крестьянская община присваивала себе всю власть и даже объявляла о полном неподчинении государству. Наиболее ярким примером может служить Марковская республика в Волоколамском уезде Московской губернии, просуществовавшая с 31 октября 1905 г. по 16 июля 1906 г.»

 «Кровь лилась тогда исключительно с одной стороной - лилась кровь крестьян при проведении карательных акций полицией и войсками, при исполнении смертных приговоров «зачинщикам» выступлений... Беспощадная расправа с крестьянским «самоуправством» стала первым и главным принципом государственной политики в революционной деревне. Вот типичный приказ министра внутренних дел П. Дурного киевскому генерал-губернатору. «...немедленно истреблять, силою оружия бунтовщиков, а в случае сопротивления - сжигать их жилища... Аресты теперь не достигают цели: судить сотни и тысячи людей невозможно». Этим указаниям вполне соответствовало распоряжение тамбовского вице-губернатора полицейскому командованию: «меньше арестовывайте, больше стреляйте…» Генерал-губернаторы в Екатеринославской и Курской губерниях действовали еще решительнее, прибегая к артиллерийским обстрелам взбунтовавшегося населения. Первый из них разослал по волостям предупреждение: «Те села и деревни, жители которых позволят себе какие-либо насилия над частными экономиями и угодьями, будут обстреливаемы артиллерийским огнем, что вызовет разрушения домов и пожары». В Курской губернии также было разослано предупреждение, что в подобных случаях «все жилища такого общества и все его имущество будут... уничтожено».

Выработался определенный порядок осуществления насилия сверху при подавлении насилия снизу. В Тамбовской губернии, например, каратели по прибытии в село собирали взрослое мужское население на сход и предлагали выдать подстрекателей, руководителей и участников беспорядков, возвратить имущество помещичьих экономий. Невыполнение этих требований часто влекло за собой залп по толпе. Убитые и раненые служили доказательством серьезности выдвинутых требований. После этого, в зависимости от выполнения или невыполнения требований, или сжигались дворы (жилые и хозяйственные постройки) выданных «виновных», или деревня в целом. Однако тамбовские землевладельцы не были удовлетворены импровизированной расправой с восставшими и требовали введения военного положения по всей губернии и применения военно-полевых судов.

Повсеместно отмечалось широкое применение телесных наказаний населения восставших сел и деревень, отмеченных в августе 1904 г. В действиях карателей возрождались нравы и нормы крепостного рабства.

Иногда говорят: смотрите, как мало убила царская контрреволюция в 1905 - 1907 гг. и как много - революция после 1917 г. Однако кровь, пролитую государственной машиной насилия в 1905-1907 гг. нужно сопоставлять, прежде всего, с бескровностью Крестьянских выступлений того времени. Абсолютное осуждение казней, творимых тогда над крестьянами, которое с такой силой прозвучало в статье Л. Толстого».

Это описание ситуации весьма квалифицированного специалиста в истории русского крестьянства В.П. Данилова, надо учесть, что этот ученый человек, лично неприязненно относившийся к большевикам, являлся убежденным антисталинистом.

П.С. Столыпин – нынешний кумир российских государственников, разъяснял позицию самодержавия по отношению крестьян.  «Правительство в целях самозащиты вправе «приостанавливать все нормы права». Арон Аврех. П.А. Столыпин и судьбы реформ в России Глава I. Аграрная реформа

В «состояние необходимой обороны», оправданы любые средства и даже подчинение государства «одной воле, произволу одного человека».

Имперское правительство не стесняясь «приостанавливало все нормы права». Только по приговорам военно-полевых судов было повешено с августа 1906 по апрель 1907 1102 бунтовщика. Тогда и родилось в народе изречение: «Столыпинский галстук».  Массовой практикой были внесудебные расправы – крестьян расстреливали, даже не выясняя, кто он. Отсюда еще одно изречение: «Убьют и фамилии не спросят».

Выступления были подавлены, но только на время.

 

Все, что выше было приведено, при желании, можно отнести к разряду эмоций и личных впечатлений авторов. Поэтому, неплохо было бы посмотреть на сухие статистические выкладки. К нынешнему времени опубликовано много статистического материала. Например, можно воспользоваться Ежегодниками Статистического комитета МВД.

По данным Статистического Комитета МВД в 1905 году  было обследовано 395,2 млн. десятин, которые распределялись следующим образом.

Казенные, удельные и прочие  154,7 млн. десятин или 39,1%

Крестьянские надельные  138,8 млн. десятин или 35,1%

Частновладельческие 101,7 млн. десятин или 25,8%

В разряд крестьянских надельных земель входили и казачьи земли.

Казачьи надельные земли 14,69 млн. десятин

 

Количество надельной земли крестьян  124,078 млн. десятин в том числе:

В подворном владении состояло 22,982 млн. десятин.

В общинном владении  115,786 млн. десятин

Приобретенные крестьянами земли 11,4 млн. десятин

 

Средний надел на крестьянский двор 10,2 десятин (в 1877 году 13,2 десятин)

(Двор – налогооблагаемая единица, может объединять несколько крестьянских хозяйств)

Средний размер дворянского надела 465 десятин

Средний размер купеческого надела 564 десятины.

Средний надел купленной крестьянами земли 27 десятин.

 

На одну крестьянскую душу приходилось надельной земли 0,995 десятины.

На одну казацкую душу приходилось надельной земли 6,2 десятины. В соответствии с наделом земли казаки были в 6 раз благонадежнее крестьян. По этой причине на усмирение крестьянских выступлений власти старались направлять казаков.

 

При урожайности ржи в 1905 году 49,2 пуда с десятины, среднестатистический крестьянин мог получить 49 пудов ржи за летний сезон. Цены на сельхозпродукты тогда были очень низкие, и это еще один повод для гордости монархистов. Однако у низких цен имелась и обратная сторона, о которой почему-то не принято упоминать среди пишущей братии. Низкие цены на сельхозпродукцию не позволяли крестьянину получить достойный его трудов доход. В денежном эквиваленте его труд на поле оценивался в среднем в 48 рублей в сезон. Что явно было не достаточно для его самых первейших потребностей. Получаемый  доход от земли был более чем в три раза ниже прожиточного минимума. Нужда в дополнительном заработке толкала крестьянина к поиску работы на стороне. Он шел наниматься к ближайшему помещику в работники или отправлялся в город на фабрику либо завод. Но весь крестьянский контингент ищущий работу не находил ее, часть крестьян оставались без дополнительного заработка. В регионах официально признанных неурожайными, можно было рассчитывать на какую-то ссуду от властей. Ежели помощи со стороны властей не было, крестьянину приходилось использовать в качестве еды суррогаты пищи: кору деревьев, лебеду и другие пригодные в пищу дикие растения.

 

Статьи о городе

Путь на Балтику

Здесь будет город заложен

Строительство Петербурга при Петре Первом и реформы в России

Северная столица

Становление Петербурга

Первые революционные проявления в дворянской среде России

Петербург в первой половине XIX века

Статьи

Первые тайные общества в России

Протестное движение в России при правлении Николая Первого

Революция сверху Александра Второго

Протестное движение в России при правлении Александра Второго

Реформы Александра II

Покушение Каракозова на Александра II

Покушение Березовского и Соловьева на Александра Второго

Убийство Александра Второго

Гатчинский пленник

Александр III продлевает жизнь дворянству

Экономическая политика Александра III

Николай II и его подданные

Другие проекты

Целитель природа

Мир поэзии

 
 
 

Мой Петербург